- - Разведывание железорудных месторождений

Царское правительство уделяло особое внимание поиску и разведке новых месторождений железных руд.

Безрезультатные поисковые экспедиции в течении трех десятилетий предпринимались на территориях Пермской земли, Чердынского края, в верховьях рек Камы, Сухони и Печоры.

Первые разведанные рудные месторождения в районе Уральского хребта были обнаружены под Томском в 1623г., в близи Верхотурья и на р. Тагил 1628-1629гг.

В 30-х годах голландский купец А.Д. Виниус получил царскую грамоту на «на мельницы и всякое железное дело» и приступил к строительству железоплавильного промысла под Тулой, в 40 верстах от ранее разведанного Дедиловского железорудного массива.

В 50-х годах датчанин П. П. Марселис и голландец Ф. Ф. Акема закончили строительство железоплавильных промыслов на р. Скниге под Каширой и на реках Поротве и Угодке в Калужском уезде. Примерно к этому же времени можно отнести строительство железоплавильного промысла боярином Б. И. Матвеева на р. Беляне Звенигородского уезда.

В 70-80-х годах датчанин А. Бутенант фон Розенбош построил металлургические заводы в Фоймогубской волости Олонецкого края.

Необходимость дальнейшего развития железоплавления повлекла за собой усиленное развитие поиско-разведочных работ, связанных со значительными трудностями:

- несовершенство техники разведывания залежей руд по внешним признакам: цвету почвы, рудных пластов на береговых обрывах;

- противодействие землевладельцев, боявшихся за свои земли и отвлечения крепостных от сельского хозяйства, скрывавших рудные месторождения и всячески преследовавших местное население, если оно помогало рудоискателям;

- непоследовательность политики правительства, предлагавшего использовать на металлургических заводах вольнонаемных рабочих, а не стремившегося к раскрепощению народа.

Нередко и сами крестьяне уклонялись от оказания помощи в разведке месторождений и последующем строительстве рудников и промыслов. Это влекло дополнительные трудовые повинности: разработку месторождения, транспортировку руды, заготовку топлива необходимого для функционирования железоплавильного промысла. Поэтому крестьяне всячески старались уклоняться от работ и неповиновались царским указам, вплоть до столкновений с отрядами царских войск.

На территориях Урала и Сибири трудностей возникало не меньше. Небольшое население территорий этих земель, постоянные угрозы набегов кочевых племен и отсутствие кузнецов и плавильщиков – всё это лишь часть тех проблем, с которыми сталкивались поисковые экспедиции.

Царское правительство не покидали надежды найти месторождения железных руд в центральной части России. Поэтому во второй половине XVII в. было отправлено несколько поисковых экспедиций для обследования района от подмосковных уездов до побережья Северного Ледовитого океана.

В 1658 г. Приказом тайных дел в Коломенский уезд был послан служилый человек Г. Григорьев. Григорьев обнаружил по указанию местного крестьянина И. Яковлева железную руду, из которой «железо получалось мягкое, годное и в уклад и в стальное дело». Григорьев приступил к ее добыче и плавке, но, не располагая достаточными средствами, был вынужден вскоре прекратить железоплавильный промысел.

В 1669 г. был приглашен саксонский мастер рудного дела X. Дробыш.

Дробыш в течение года обследовал Можайский, Звенигородский, Рузский, Верейский и другие уезды в поисках месторождений железных руд. Несмотря на кратковременность его поисковых работ, удалось получить сведения о возможности строительства железоплавильного промысла в юго-западном районе Подмосковья.

В 1671 г. в Фоймогубской волости Олонецкого края С. Гавриловым были найдены железнорудные месторождения, а в 1678 г. уже был построен железоплавильный промысел А. Бутенанта.

В середине 70-х годов разведывательная экспедиция в составе Д. Федорова, Л. и С. Нарыковых, С. Патрикеева и пяти рабочих следуя по маршруту Москва-Каргополь - Заонежье-Кольский острог - Архангельск-Великий Устюг - Вятка-Казань - Галич-Москва обнаружила железные руды в Устюжском, Вятском, Казанском и Галицком уездах.

Тем временем разработка рудных месторождений велась в Сибири. Огромные осваиваемые области Сибири нередко приносили сюрпризы в виде открытия крупных железорудных месторождений, но ограниченность населения и другие факторы ограничивали массовое строительство железоплавильных промыслов. Да и доставка металла в центральные части страны была крайне сложной. Поэтому характерными для уральских и сибирских районов стали небольшие железоплавильные промыслы на которых работало по 5-6 человек. Строительство более крупных металлургических заводов в Сибири стало возможным уже в конце XVII столетия.

В XVII столетии находки рудных месторождений в Сибири стали регулярными. Так в 1654 г. железная руда была найдена возле Красноярского острога. Пробная плавка руды из месторождения дала представление о металле «годного на всякие кузнечные дела». Согласно полученного предписания, подьячий съезжей избы В. Еремеев отправился для описания и составления чертежа рудного месторождения. Чуть позже посадский человек Енисейского острога О. Белозаров основал небольшой железоплавильный промысел.

В конце 60-х годов промысел основал Д. А. Тумашев в районе Верхотурском уезде, после разведки железорудного месторождения у Краснопольской слободы и в верховьях р. Нейвы. На промысле Тумашева работало 15 человек, выплавлявших по три 16 килограммовых крицы в сутки. Производительность железоплавильного промысла Тумашева не являлась рекордной, и он мог бы расширить «заводишко», увеличив количество выплавляемого металла и рабочих. Но постоянно получая от Сибирского приказа поручения на поисково-разведывательные работы, Тумашев вынужден был отказаться от попыток расширения производства.

Нередкими были нападения кочевых племен и «воровских» людей на рудники и железоплавильные промыслы. Особенно частыми нападения были на уральских землях. Поэтому зачастую поисковые экспедиции отправлялись во время или после отправки правительственных войск.

Так, например, в 1672 г. вслед за войсками, выступившими против башкир, была отправлена экспедиция рудоискателей во главе с думным дворянином Я.Т. Хитрово. Эта экспедиция обнаружила залежи железной руды в районе, где позднее был заложен Екатеринбург.

В 80-х годах железные руды были найдены в Прибайкалье. В 1683 г. иркутский посадский человек С. Кузнец обнаружил рудное месторождение на р. Белой (притоке Ангары). В 1684 г. из Иркутского острога к Байкалу для поисков руд и других полезных ископаемых была снаряжена экспедиция, нашедшая по «изветам и сказкам» казачьего десятника Д. Урасова еще одну железорудную залежь. Наконец, в 1687 г. в том же районе была открыта красная железная руда «в старых иноземных копях», забытых «чудских» железорудных выработках. Открытие это во многом способствовало развитию железных промыслов Енисейского края.

С 90-х годов XVII в. внимание вновь привлекли рудные месторождения Урала. В 1691 г. стрелец Ф. Кузнецов нашел железную руду в 130 верстах к северо-востоку от Уфы, а годом позднее это месторождение было подробно осмотрено и описано. В 1696 г. новые железорудные месторождения были открыты близ Краснопольской и Невьянской слобод. Наконец, тем же годом датируется обнаружение залежей магнитных железных руд на г. Высокой у р. Тагила - одного из наиболее богатых месторождений уральских магнитных железняков, приобретшего затем существенное значение для развития отечественной металлургии. Вероятно, местные жители знали об этих залежах еще с 80-х или с начала 90-х годов. Но только после получения в Верхотурье царской грамоты 1696 г., в которой говорилось: «Ведомо государем учинилось, что в Верхотурском уезде есть камень магнит - железная руда, и тот магнит привезенный является во многих местах, а в присылке в Сибирский приказ не бывает»,- верхотурский стрелецкий десятник Ф. Накоряков добыл для отправки в Москву 3 пуда магнитной руды. Опытные плавки этой руды производили мастера московской Оружейной палаты, рудоплавильщики в Риге и Амстердаме, и все раздельно проведенные опыты показали ее хорошее качество.

В 1697 г. гора Высокая снова и более тщательно была обследована подьячим Сибирского приказа И. Салмановым и рудоплавильным мастером А. Левандианом, также подтвердившими высокую оценку содержавшихся в ней руд. Тогда же, основываясь на положительных результатах разведывательных работ и опытных плавок, верхотурский воевода сообщал московским властям о возможности и целесообразности основания железоделательных заводов на Урале. Еще через год Сибирский приказ направил на Урал боярского сына М. Бибикова и подьячего С. Лосева для подготовки к строительству завода в месте, близком от достаточно богатых рудных месторождений и лесных угодий, на реке, которая могла бы использоваться как источник энергии для вододействующих заводских механизмов и как удобный водный путь для вывоза готового железа.

Осматривая, описывая и нанося на чертежи уже известные рудные месторождения, Бибиков и Лосев нашли в 1698-1699 гг. железные руды в двух новых местах: немагнитные - по р. Нейве, магнитные - недалеко от Арамашевской слободы. В ходе этих работ, как бы завершивших длительные упорные поиски рудоискателей XVII в. на северо-западе, в центре и на востоке страны, было выбрано место для постройки Невьянского завода - первенца уральской железоделательной промышленности, вошедшего в число действующих предприятий уже в XVIII столетии.




Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.