Одновременно с разведыванием меднорудных залежей большое внимание Московского правительства и рудоискателей привлекали месторождения серебряных руд. Их поиски, начатые еще в XVI столетии, особенно интенсивно проводились с первой четверти XVII в.- сразу после окончания военных действий.

Экспедиция А. Бартеньева, Г. Левонтьева и Дж. Ватера, работавшая в Пермском крае в 1618-1620 гг., помимо разведывания меднорудных залежей, собирала сведения и о районах залегания серебряной руды. Местные крестьяне («люди Строганова») говорили частникам экспедиции, что в их землях имеется серебряная руда. Но, подвергнутые допросам и даже пыткам, они уклонялись от сколько-нибудь подробных и точных показаний, необходимых для ведения поисковых работ.

Через шесть лет после Бартеньева серебряную руду в Пермском крае искала разведывательная партия Г. Загрясского и иноземца Зорена. Продвигаясь от р. Чусовой вдоль Уральского хребта и р. Печоры до побережья Баренцева моря, она достигла мыса Канин Нос, где, по показанию некоего И. Имерона, в горе у двух впадающих в море рек имелись сереброрудные залежи. Однако обнаружить эти залежи не удалось.

К концу 20-х годов русскими рудоискателями и плавильщиками была предпринята хорошо подготовленная и давшая положительные результаты первая попытка освоения рудных богатств Северного Кавказа. В 1629 г. кабардинский владетель Каншов Мурза Бетемрюков сообщил царю Михаилу Федоровичу о медных и серебряных рудах, залегавших по р. Тереку в районе Нальчика, предупредив, что разработка залежей их возможна только под охраной ратных людей. В том же году на р. Терек для поисков, добычи и плавки серебряной руды была отправлена экспедиция, в состав которой вошли боярский сын С. Огибалов, нижегородский служилый «немчин» (иностранец на русской службе) Ю. Бем, знавший «рудознатское и водоприводное дело», и горные мастера С. Фрик и А. Арольт. Участие в ней двух воевод - И. Дашкова и Б. Приклонского - свидетельствовало о достаточно мощной военной защите рудоискателей.

Сохранившиеся документы не содержат сведений о результатах разведки и о добыче серебряной руды. Остаются также невыясненными время и причины прекращения сереброрудного промысла на р. Тереке. Известно только, что он существовал еще в 1631 г. Ликвидация его произошла, по-видимому, либо в связи с так называемой Смоленской войной 1623-1634 гг., либо несколько позднее, в 40-х годах, в связи с продвижением калмыцких военных отрядов на юго-запад от Астрахани и открытием военных действий калмыков против кабардинцев и ногайцев.

Почти одновременно с разведывательными работами в Кабарде начались поиски серебряной руды в Сибири. Посланная в 1627 г. из Тобольского острога экспедиция служилого человека Я. Хрипунова, пользуясь показаниями жителей Братска, обнаружила месторождение серебряной руды на р. Верхней Тунгуске, но к добыче ее не приступила. Хрипунов был обвинен в различных злоупотреблениях, и после его смерти в 1630 г. деятельность экспедиции прекратилась.

В конце 40-х и в 50-х годах XVII в. в Москву стали поступать сведения о розыске серебряных руд отдельными рудоискателями в северовосточных районах Европейской России. Так, в 1653 г. пустоозерский рудоискатель и землепроходец Я. Шарапов рассказал о серебряной руде, найденной им на побережье пролива Югорский Шар, объявлять о которой ему запретили его хозяева. В том же году серебряная руда была обнаружена на мысе Канин Нос мезенским рудоискателем А. Машуковым, вскоре умершим и не назвавшим места находки.

Экономические затруднения, вызванные войнами Московского государства с Польшей и Швецией, определили особо пристальное внимание правительства к подобным находкам. Недостаток серебра, повлекший усиленный выпуск медных денег, обесценивание их и, как следствие, народные волнения (московский «медный бунт» 1662 г.) обусловили настоятельную необходимость скорейшего разведывания и освоения сереброрудных месторождений. Поэтому в 1661 г. из Москвы была отправлена поисковая экспедиция дьяка В. Шпилькина, прошедшая по маршруту, составленному применительно к уже имевшимся известиям и предусматривавшему проведение разведывательных работ на реках Кевроле, Мезени, Цильме и Печоре, на мысе Канин Нос и на о-ве Новая Земля.

Производя в течение трех лет поисковые работы, Шпилькин и его спутники обнаружили серебряную руду на реках Волосове, Камбельнице и др., в устье и низовьях Печоры и составили описание этого ранее малоизвестного края.

Тогда же рудоискатели С. Горбов, С. Соболев, Г. Захарий и серебряник Руспута нашли серебряные руды на северо-западе страны - в Олонецком крае у Толвуйского погоста. В 1662 г. посланные в Толвуйский погост олонецкий воевода Т. Мышецкий и посадский человек К. Горов начали добычу и плавку руд. Несколько позднее московским властям стало известно, что из самородного серебра, находимого на о-ве Медвежьем (в Белом море) мастера Кирилло-Белозерского монастыря изготовляли различные серебряные вещи. Это известие послужило поводом к посылке на остров нескольких экспедиций (майора А. Мамкеева в 1671 г., подьячего Новгородского приказа А. Зиновьева в 1673 г., стряпчего Л. Нарыкова в 1676 г. и белозерского дворянина П. Маложенинова в 1680 г.). Но ни одна из них не смогла обнаружить коренные рудные месторождения, упорно скрывавшиеся местным населением.

Настойчиво добиваясь расширения разведывательных работ, Московское правительство не могло оставить без внимания центральные районы страны, открытие рудных месторождений в которых имело бы наибольший экономический эффект. С этой целью поиски серебряных руд велись в Подмосковье, в Ярославском, Тульском, Владимирском и других уездах.

Сохранились сведения о ложных и ошибочных сообщениях об обнаружении серебряных руд в этих районах. В 1662 г. о находке таких руд недалеко от Тарусы извещал рудоискатель Е. Тадцид, причем воевода С. Дашков сообщал, что начальные известия об этих рудах относились к более раннему времени. Тогда же аналогичные розыски, не давшие положительных результатов, велись А. Ивстровым, Д. Мининым, А. Игнатьевым и иностранными мастерами А. Корковеном и М. Клериком в районе Тулы. Наконец, в том же году крепостной крестьянин помещика Свищева И. Яковлев в челобитной на царское имя доносил о серебряной руде, найденной им у села Саватьмы Кадомского уезда. Однако подвергнутый избиению «за то, что он про ту руду ему [помещику] не сказал наперед», Яковлев позднее отказался от своих показаний. В 1664 г. рудоискатель Г. Дьяконовцев якобы в том же месте нашел и доставил местному воеводе пуд серебряной руды.

Длительные поиски серебрянорудных месторождений велись в 70-х годах XVII в. в Пензенском уезде, где работала поисковая партия A. А. Виниуса, Я. Г. Галкина. Л. Степанова и рудоискателя С. Захарова. На территории самого уезда они руды не нашли, но, продвигаясь к Уральскому хребту, обнаружили в 1675 г. серебряные руды по берегам р. Камы и ее притоков Яйвы и Косьвы. Разведывание руд в этих местах продолжалось Виниусом и в последующие годы.

К концу 60-х и в 70-х годах несколько экспедиций было послано на Урал и в Западную Сибирь.

В 1668-1669 гг. воевода П. Годунов, пользуясь показаниями местных жителей, нашел рудные залежи в Верхотурском уезде. В 1670 г. начатые им работы по добыче руды продолжались служилым человеком М. Селиным.

Еще через год М. Селин и мастер X. Дробыш, сопровождаемые вооруженным отрядом, были отправлены Приказом тайных дел для разведывания сереброрудных месторождений в районе Тобольска. Но по вине Дробыша, не желавшего оставаться в Сибири, упорно отрицавшего наличие серебряных руд на ее территории и сознательно искажавшего данные опытных плавок, экспедиция эта закончилась по существу безрезультатно.

В 1672 г. Приказ тайных дел снова отправил в Верхотурский уезд большую экспедицию под началом Я. Хитрово. С 500 служилыми людьми и с двумя пушками Хитрово прибыл к месту, где ранее добывали руду П. Годунов и М. Селин, и основал там небольшую крепость для защиты рудокопов и плавильщиков, присланных из Верхотурья. Помимо добычи серебряной руды в месте, уже известном от Годунова, Хитрово нашел в том же районе еще несколько сереброрудных залежей.

Четырьмя годами позднее впервые были разведаны месторождения серебросвинцовых руд в районе Нерчинска. Использовав сведения, полученные от тунгусских «князцов», служилые люди Нерчинского острога

B. Милованов и Ф. Свешников в 1676-1677 гг. обнаружили эти руды, на р. Аргуни и добыли образцы их для проверки. При опытных плавках, проведенных в Нерчинском остроге и в Москве, из доставленных образцов было получено некоторое количество свинца и серебра. Московские мастера-плавильщики признали результаты плавок вполне удовлетворительными и высказали мнение о целесообразности строительства плавильного завода поблизости от найденных руд, если залежи их оказались бы достаточно большими.

Вскоре из Москвы в Нерчинский уезд была отправлена экспедиция под началом московского дворянина С. А. Лисовского, уточнившая границы мест ранних находок руд и разведавшая новые рудные месторождения по берегам рек, впадающих в Аргунь. Еще позднее (в 80-х годах) неизвестные до того залежи серебросвинцовых руд были обнаружены поисковыми партиями, посылавшимися нерчинским воеводой И. Власовым.

В 1689 г. Московское правительство решило построить на р. Аргуни серебро- и свинцовоплавильный завод, поручив строительство Сибирскому приказу. Еще раньше для защиты работающих от набегов кочевых монгольских племен около разведанных месторождений были основаны Аргунский и Даурский остроги, на прилегающих к ним необжитых землях поселены пашенные крестьяне, присланы плавильщики и работные люди, тогда же начавшие добычу и плавку найденных руд. Но к строительству завода приступили только через 11 лет, с приездом московского плавильного мастера А. Левандиана.

Продолжались поиски серебро-рудных залежей на Урале и в Западной Сибири. В 1696 г. боярский сын С. Тупальский по указаниям местных жителей нашел серебряную руду у р. Коштак на расстоянии пяти дней езды от Томска и образцы ее отослал в Москву. В январе следующего года для обследования этого месторождения в Томский уезд отправилась экспедиция, возглавлявшаяся А. Левандианом. После постройки острога на р. Коштак участники экспедиции начали разработку рудной залежи, но качество руды оказалось невысоким, а работы, проводившиеся в неблагоприятных геологических условиях, осложнялись частыми нападениями различных «воинских людей». Поэтому в конце 1699 г. Левандиан получил распоряжение Сибирского приказа оставить сереброплавильный промысел под Томском и приступить к работам на Нерчинском промысле. В июне 1700 г. он вместе с другими мастерами и работными людьми прибыл на р. Аргунь, у которой уже было добыто и подготовлено к плавке около 1 тыс. пудов (16,5 т) серебряной руды. В том же году с его участием было начато строительство Нерчинского плавильного завода - первого предприятия отечественной сереброрудной промышленности.




Теги: залеж, месторождение, экспедиция. Просмотров: 798
Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.