- - - Стахановский регион остался без шахт

Стахановский регион остался без шахт

Стахановский регион (Брянка, Теплогорск, десятки рабочих поселков) — это настоящее кладбище шахт. Могильными холмами на нем высятся мрачные терриконы, а вокруг — пустынная степь. А ведь раньше здесь гордо горели красные звезды на копрах, весело крутились колеса подъемников, бежали на отвал вагонетки, кипела жизнь в административно-бытовых корпусах.
Шахта «Центральная-Ирмино» — та самая, где Алексей Стаханов поставил свой рекорд. Картина удручающая: мрачный террикон, поросшая сорной травой в человеческий рост территория, скелет шахтного копра и здание обогатительной фабрики с пустыми глазницами окон. Просматриваю фотографии тех времен, когда шахта еще работала в полную силу. Смотрю и не могу поверить, что у кого-то поднялась рука сравнять все это с землей…
По злой иронии судьбы первой закрыли именно эту шахту — в 1995 году, ровно через 60 лет после рекорда и в год ее столетия. При этом вскрытые и подготовленные промышленные запасы составляли 21 миллион тонн угля. А в 1996 году не стало шахты "имени Ильича", в 1997 — «Максимовской», в 1998 — "имени Чеснокова"…
Тогдашний премьер-министр Украины Валерий Пустовойтенко оправдывался: «Таким было требование Мирового банка — закрыть нерентабельные предприятия, иначе Украина не получит финансовой помощи».
Спустя 15 лет уже нынешний премьер Николай Азаров продолжает ту же политику. Но теперь не только шахты надо закрывать, но и повысить планку пенсионного возраста, расширить базу налогообложения, снизить расходы на поддержку угольной промышленности, отменить рост тарифной сетки зарплат до конца 2010 года и так далее.
В современной мировой практике существует пример, когда страна-заемщик проигнорировала требования МВФ. Это Южная Корея, которая направила транши на инновационные проекты. Результат — невиданные темпы экономического развития «южнокорейского тигра». Думаете, такой вариант не был возможен для Украины, в частности для стахановского региона? Ведь было во что вкладывать! По расчетам специалистов, четыре шахты ГХК «Стахановуголь» располагали запасами топлива 82 миллиона тонн угля дефицитных, столь необходимых коксохимикам марок. Кроме того, угольный холдинг — это не только шахты, а и огромный комплекс кровно связанных между собой сопутствующих предприятий: ремонтно-механический завод, трест «Стахановуглестрой», автобаза, ремонтно-строительное управление, коксохимический завод.
На заре реструктуризации руководство Стаханова (бывшей Кадиевки) стучало в двери всех властных кабинетов, доказывало с цифрами в руках, каким гибельным для местного бюджета станет уничтожение шахт. В результате «угольная» доля в казне города снизилась с 28 процентов до жалких полутора.
А предприятия? Это ведь люди — 18 тысяч человек благодаря кормилице угольной отрасли имели гарантированную работу и стабильный заработок. Те, кто закрывал шахты, обещали создать новые рабочие места, однако из обещанных средств на места дошла только пятая их часть.
Спасение не состоялось, стахановские шахты исчезли, но никуда не делись дома, больницы, школы, детские сады, другие объекты культуры и быта. Этот груз взвалил на себя городской бюджет. Благодаря тому, что коммунисты добились в парламенте решения о праздновании стахановского юбилея на государственном уровне, регион получил миллионы гривен на подготовку к празднику. Часть их направлена на «красивые» мероприятия — выставки, торжественные собрания, концерты. Львиная доля — на латание дыр: ремонт стадионов, библиотек, дворцов культуры, дорог, освещение улиц. То есть на то, на что в местном бюджете денег не было.
— Вот и получается, что юбилей — это для нас радость со слезами на глазах, — говорит первый секретарь Стахановского горкома КПУ Виктор Синяев. — Не покидает чувство, что больше такого случая городу не представится. И, если честно, лучше бы уж правительство нашло средства на открытие хоть одной шахты…
В Стаханове есть недостроенная шахта «Мироновская-Глубокая» с запасами коксующегося угля 130 миллионов тонн. Проект строительства был разработан харьковским предприятием «Южгипрошахт» в 2000 году, он предусматривает, что на шахте должно трудиться 2500 человек. Общая сметная стоимость проекта по разным оценкам — от 600 до 900 миллионов долларов. К ней уже проложены подъездные пути, есть два ствола глубиной 600 и 100 метров, возведен копер. Однако Минуглепром, видимо, по указке того же МВФ не считает дальнейшее строительство целесообразным…
Сегодн родина стахановского движения — это умирающие города и безлюдные поселки; это грустное напоминание современникам о том, что 75 лет назад обычный советский парень пошел на отчаянный шаг и сделал то, что вдохновило миллионы. Достижения стахановцев вызвали чувство удивления и восхищения у зарубежных друзей Советского Союза. Выдающийся французский писатель Ромен Роллан писал: «Это, очевидно, колоссальное пробуждение человеческого сознания в области труда. Оно возможно только в настоящем социалистическом обществе, где рабочий чувствует себя хозяином…»
Хорошо, что ни Ромен Роллан, ни Алексей Стаханов не дожили до наших дней: труп шахты «Центральная-Ирмино» — страшное зрелище даже для человека с крепкими нервами. Нетрудно догадаться, кто мог бы радоваться такой картине.



Теги: Стаханов, Кадиевка, шахта, новости. Просмотров: 2321
Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.